Мадам К. (marylyn) wrote,
Мадам К.
marylyn

ФОТООТЧЕТ О РОДАХ

Не прошло и года, нет... прошло :) , как я собралась написать отчет о том, как появился на свет наш Платон.
Первая часть написана очень подробно, потому что я писала ее много месяцев назад назад - многое еще помнила в деталях, вторая часть (начиная чуть раньше фотографий) уже больше по существу и с меньшими эмоциями, потому что писала сегодня ночью - многое забылось :)

Было ровно 38 недель беременности...
Проснувшись утром, я обнаружила, что у меня дико, невероятно, невозможно болит поясница. Каждый шаг причинял нестерпимую боль. Ходить держась за стенку не было мочи - слезы от боли текли. Помнится, что-то я приспособила себе под костыль... Позвонила маме, пожаловалась на радикулит. Она сказала: "Может быть, это схватки так начинаются?" Но я не поверила. Я подумала, что, возможно, малыш как-то не так повернулся внутри меня или зажало какой-то нерв...

Сделаю небольшое отступление.
Беременность мою вели в Центре планирования семьи и репродукции, бесплатно, по направлению из ЖК. Рожать мы решили там же и платно, чтобы попасть к определенному врачу, ибо ситуация у нас была не самая безмятежная.
Ребенок лежал ножками вниз + маловодие (за беременность, кстати, я набрала всего 8800 г.) + у меня была множественная миома матки. Один из миоматозных узлов располагался прямо перед шейкой матки, и мешал бы выходу ребенка, даже если бы он повернулся головкой вниз. Собственно, он и повернулся. Однако узел ему мешал, и он развернулся обратно - вниз ногами.

Заранее было решено делать кесарево сечение, совмещенное с миомэктомией.
Доктор - заместитель главврача Латышкевич Олег Александрович.
Стоимость контракта на роды - 120000 рублей.

Я слезно умоляла врача сделать мне КС в 38 недель, посколько читала, что с этого срока беременность считается доношенной, и боялась, что если начнутся стремительные роды, мы не успеем доехать - от Жулебино до Севастопольского проспекта по пробкам можно ехать очень долго.
Но он настоял на том, что роды должен запустить ребенок. Если же до 40 недель этого не произойдет, то он сделает операцию ровно в ПДР - 8 ноября.

Однако малыш решил меня поддержать, и подал сигнал о том, что хочет появиться на свет, ровно в 38 недель. Родился он в 38 недель и 1 день :)

Итак, 25 октября у меня очень сильно заболела поясница...
Лёня уже пару дней работал на дому, потому что я очень боялась оставаться одна, и попросила его, чтобы до родов он был со мной. Хорошо, что начальство пошло ему навстречу.

Вечером мы улеглись смотреть фильм "Такси-4" (предыдущие части посмотрели в предшествующие вечера).
Кстати, то, что роды начались под фильм, где одним из главных героев является автомобиль "Пежо", повлияло на выбор нашей новой машины, но я опять отвлекаюсь :)

В какой-то момент (простите за подробности) я захотела в туалет и попросила мужа поставить фильм на паузу.
Села на унитаз, и вдруг чувствую, что я не писаю, но при этом что-то теплое из меня льется! Сердце во мне упало, я проверила и обнаружила, что это течет кровь. Много крови.

Я выбежала из туалета в панике, о боли в спине совершенно забыла на фоне стресса и адреналина. Было 11 вечера. Лёня испугался больше, чем я, но держал ситуацию под контролем и подбадривал меня.
Стали звонить врачу. Он сказал, что если крови очень много и она продолжает течь, то лучше ехать в ближайший роддом. Меня это, честно говоря, возмутило и испугало. Мы очень долго выбирали роддом и врача, деньги платили, в конце концов. Но главное - я очень боялась за ребенка. Боялась, что он там задыхается. И я категорически не хотела, чтобы меня оперировал неизвестный врач из дежурной бригады ближайшего роддома. К тому же, думала я, почему он тогда не положил меня в стационар заранее?! Ведь я предвидела такую ситуацию - что мы можем не успеть доехать, и говорила ему о своих страхах...

В общем, я сказала, что мы едем все-таки в ЦПСиР, к тому же, кровотечение утихло. Спросила, приедет ли он. Дело в том, что я много читала отзывов о родах, и среди них было множество таких: женщина звонит врачу, сообщает, что едет в роддом, приезжает, а врач уже там и ждет ее. Но были и такие: женщина звонит, едет, а врач появляется только через несколько часов. Я была уверена, что со мной такого не случится.
Однако мой доктор сказал, что меня осмотрит дежурный врач и позвонит ему по результатам. Если рожаю - он приедет. Если нет, то придет утром, когда приедет на работу.

В общем, после общения с врачом страхи мои не уменьшились, а тревога начала перерастать в панику.
Лёня вел машину чрезвычайно быстро и аккуратно. Всю дорогу подбадривал меня, хотя было видно, что сам страшно волнуется. Доехали мы через всю Москву за 20 минут с хвостиком.

Дежурный врач меня осмотрел и сказал, что это всего лишь сосудистая пробка так вышла.
Я выдохнула и очень удивилась: на курсах нам рассказывали, что это просто сгусток с кровяными прожилками, но никак не льющаяся кровь.
И еще я очень паниковала на тему, хватает ли моему сыну кислорода. Мне дали послушать его сердцебиение по "громкой связи", и я немного успокоилась.
Также на меня очень ободряюще повлияло то, что в ту ночь дежурила врач, которая вела мою беременность и которой я очень доверяла, - Карабанович Яна Владимировна.
Она нашла для меня ободряющие слова, которых мне очень не хватало.
Латышкевич - прекрасный хирург, но за поддержкой и сюсюканьем (которых так, кстати, хочется многим роженицам) - это не к нему.

Меня стали оформлять в палату, Лене предложили поехать домой ночевать, а утром приехать к операции. Но мне было ужасно страшно, и любимый, конечно, не оставил меня в такой ситуации.

Нас отвели в предродовую палату, и разместили там на ночь - меня на кровати, Леню на стульчике.

Вот мы в этой палате, за несколько часов до родов:



Рядом со мной стоял кардиомонитор, через который я слышала, как бьется сердце моего ребенка. Он работал просто оглушительно, и я так и не смогла заснуть ни на секунду. Только к утру я догадалась, что громкость можно уменьшить, но уснуть все равно не могла - боялась операции, боялась за ребенка...

А Лёня, бедняжечка, поспал, облокотившись на мою кровать:



Утром приехал мой врач и спросил, будем делать операцию сегодня или подождем схваток. Я ждать уже не могла (сколько нервов-то!), сказала, что сегодня.
Он велел готовиться, и в начале десятого нас повели... или повезли? Уже не помню.

Одели зачем-то в прозрачный одноразовый халат, чтобы пройти по коридору, перед операционной его все равно велели снять.
Лёнечка был со мной до двери этой самой операционной. Я вошла туда, а он остался снаружи.

Дальше было очень мучительно - сначала вставляли катетер (это очень больно), а потом - эпидуральная анестезия. Я хотела общий наркоз, но меня и слушать не стали - так лучше для ребенка.

У меня довольно много лишнего веса, и на спине жир хоть не так заметен, но тоже, конечно, есть. Так вот анестезиолог сквозь это прослойку никак не мог нащупать нужное место для укола, колол практически наугад раз 8. Колол 8 раз в спинной мозг! Боль эта просто ужасная - как будто электрический разряд 220 вольт пускают тебе по позвоночнику! Ужас. Содрогаюсь при одном воспоминании.
И все колол, и все не попадал. Игла там оставалась, он ее шевелил, что ли, как-то... мучительно больно... и все спрашивал, есть ли какая-то реакция справа и слева (не помню уже, что должно было быть - онемение или что?) А этой реакции все не было с обеих сторон в равной степени. И он вынимал иглу и снова колол. Я уже чуть не плакала. А может, и плакала...
Неосознанно выгибала позвоночник, чтобы избежать иглы, а анестезиолог ругался. Чувствовала себя очень несчастной - мне хотелось поддержки и "сюсюканья" (как делают многие стоматологи).

В конце концов на обеих сторонах реакция стала похожа, не совсем одинакова, правда, но я уже так боялась иглы, что решила сказать, что совсем одинаково - чтобы больше не кололи в мой бедный спинной мозг.

Анестезиолог сказал, что легче всего и с первого раза вставляется игла очень худым женщинам, у которых все позвонки видны, "как у крокодильчика". Так что худейте, девушки, перед беременностью! :)

...Иглу в позвоночнике как-то зафиксировали, пустили анестезию, меня положили. Развели руки в стороны и привязали. Операционный стол сделан в виде креста, и у меня мелькнула мысль, что я с этими разведенными руками - как распятая. Сейчас меня будут резать.

И стали резать.
Я не видела, как режут - передо мной повесили что-то...

Когда резали, я чувствовала, но было почти не больно. Ну точнее как... Меня не взял наркоз в области лобка. Вот там было больно, очень даже больно, но - терпимо. Лучше, чем когда вставляют иглу в спинной мозг.
А потом стали тянуть. Так долго и с такими усилиями тянули... Мне тогда вспомнилась сказка про репку.

И - вытянули! Я услышала звуки, похожие на кряканье, и заплакала. Мне его мельком показали (я не разглядела) и унесли на пеленальный стол. Это было по официальным данным в 10.15. По Лениным - на пару минут раньше (он из-за двери тоже слышал).

Дальше я некоторое время не следила за ходом операции, потому что повернула голову направо и пыталась разглядеть, что делают с моим ребенком, и прислушивалась. Он плакал, а у меня разрывалось сердце. Хотелось встать и отпихнуть этого педиатра, чтобы ребеночек не плакал, взять его на руки и утешить...

Кажется, мне сообщили рост (53), вес (3460), баллы по шкале Апгар (8/9)...

Потом сына поднесли к моей груди, попытались приложить к соску - у малыша моего не получилось пососать. Дали поцеловать. Ооооо, эта секунда! Никогда в жизни мои губы не ощущали ничего более нежного, чем его кожа.

Рассмотреть как следует я его не успела, но уже точно никогда не спутала бы с другим младенцем.

А потом его унесли. Оказывается, его отдали на руки папе, и тот сам на руках понес его в детское отделение. Ленечка от волнения тоже его не очень рассмотрел, заметил только сразу, что носик мамин. А еще когда ему передавали малыша, тот хныкал, а когда оказался у папы на руках, сразу успокоился.

...А я тем временем снова обратилась к операции и, так как отвлекающего фактора больше не было, всё стала ощущать в полную силу. Было больно. Такое ощущение было, что за лобок сильно тянут. Тупая сильная боль.
Мне тем временем удаляли миоматозные узлы. Не все - те, которые требовали дополнительного вскрывания матки, оставили, чтобы мне легче было выносить еще одного ребенка.
Но тут же сообщили, что сама родить второго не смогу, надо будет опять делать кесарево. В начале операции надежда на последующие естественные роды была, но теперь вот она не оправдалась.

Потом началась самая неприятная часть операции - "сушка". Насколько я помню, по звукам я заключила, что это было что-то вроде фена. И когда полость матки (или что?) мне сушили, очень сильно тошнило и хотелось пить. Анестезиолог подставил мне что-то, но меня не вырвало. Он меня погладил по голове, и я поняла, что именно это мне очень облегчило страдания. Попросила его: "Погладьте меня еще по голове, пожалуйста. Мне это очень помогает". Он улыбнулся (мне так показалось), и гладил меня по голове, пока хирурги меня не кончили сушить.

Вообще анестезиолог меня очень поддерживал. Жалко, что я не запомнила его фамилию...
Сразу после того, как Платон родился, анестезиолог предложил мне полный наркоз, но я зачем-то отказалась. В следующий раз (надеюсь, что следующий раз будет) надо будет согласиться.
Он еще несколько раз предлагал мне наркоз, когда мне становилось особенно больно и плохо, но я зачем-то решила мужественно проконтролировать все до конца :)

Хирурга своего обидела в процессе операции. Начала спрашивать, смогу ли я еще родить - мол вдруг вы мне там как-то не так зашьете. А он прям обиделся, говорит что-то вроде: "Я же прямо сейчас делаю вам операцию, режу, а вы такое говорите". Я не поняла, что обидного, но, видимо, нельзя такое под руку и такими вещами не шутят.

Как зашивали, не помню, видимо, это было уже не больно.

Потом подвезли каталку, надо было на нее перелечь (мне помогли, конечно), и повезли меня в палату интенсивной терапии.

Ленечка сразу же в коридоре меня встретил. Бледный, перепуганный.
В палате интенсивной терапии ему дали побыть со мной минут десять, потом отправили домой (там были еще другие женщины - чтобы им не мешать).

Я лежала на спине часов восемь. На руке был автоматический измеритель давления, который начинал его измерять через определенные промежутки времени. Синяки от него остались на плече большие.
В руке пластырем приделан "вход" для капельницы - мне туда периодически что-то прокалывали в ПИТе и потом еще несколько дней.

Окситоцин действовал - сокращалась матка. Многие пишут, что это жутко больно, я была готова к этому. Но тут пришлось удивиться - мне эти ощущения даже понравились. Они сопровождали меня с разной степенью пару недель (точно не помню), и неприятных эмоций не доставляли.

Но вернемся в палату интенсивной терапии (ПИТ). Я же не спала всю ночь накануне, думала, что тут отосплюсь. Но не тут-то было! Поспала меньше получаса, и всё - ни в одном глазу.

Время тянулось бесконечно. Так долго еще ни разу в моей жизни не тянулось время. Было больно, особенно если пошевелишься.
Приходил анестезиолог меня проведать. Замечательный он все-таки.

Я писала СМСки, изредка звонила, написала пост в жж :)

Через несколько часов (по-моему, 6) заставили встать- чтобы не было спаек. Это было, конечно, очень больно. Но я видела, как перед этим вставали другие женщины (нас же много было в этой палате) - со слезами, с истериками и воплями. И решила быть мужественной. Встала молча и улыбнулась - была горда собой :) Думала, будет тяжелее. Потом опять легла часа на два.

А потом меня повезли в палату, где меня уже ждал Ленечка!

Я все боялась, что мы не успеем посмотреть на нашего мальчика - до конца приема посетителей оставалось минут двадцать, но нам его привезли :)





Ну, а потом все пошло веселее. Катетер мне сняли, кажется, на следующее утро, то есть надо было уже регулярно вставать и ходит в туалет. Это было очень больно со свежезашитым животом, но что поделать.
Я ходила в детскую комнату и привозила себе малыша. Обнимала его, прикладывала к груди, любовалась на свое счастье :) Молоко пришло вечером 4-го дня.

У меня был платный контракт, поэтому отдельная палата (душ с туалетом один на две комнаты). И самое главное - ко мне могли приезжать посетители! И у меня каждый день бывал Ленечка. И мама приезжала любоваться внуком (не помню, каждый день или нет).

Расходилась я довольно быстро, к выписке уже чуть не бегала.

Уже дома осознала, что никто в ЦПСиР мне ничего не сказал про то, что у меня там с кровью. Не помню, брали ли анализы, но о результатах не говорили точно.
А у меня же хроническая железодефицитная анемия, а при операции я потеряла 600 мл. крови.
Дома еде ползала, пока участковый педиатр не назначила мне железо с поливитаминами. Она меня этим буквально вернула к полноценной жизни, сама я что-то не догадалась даже кровь сдать.

Но опять я что-то отвлеклась.
Лежала я в больнице 6 дней (или 5?). На шестой (пятый?) выписали.
Скобы со шва снимать не больно.

Одна акушерка была ужасная (их всего три, они по сменам работают). Грубая, обхамила меня дважды просто ужасно. Ей-то, правда, кажется, что это нормально. Например, надо было встать, а я только-только после операции. Второй день, наверное... Тяжело было очень. Она начала мне помогать и сказала: "Давай, толстуха!"
Я так опешила, что даже не смогла ответить.

Это в платном-то отделении за 4 тыщи баксов, простите, такое отношение.

А в детском отделении была чудесная нянечка. Медсестрами восхититься не могу - мне так и не показали, как прикладывать ребенка к груди. Пришла медсестра после того, как я неоднократно ее звала, я к тому времени сама уже научилась.

Впрочем, главное - что операция была проведена на высочайшем уровне и ребенок жив-здоров и счастлив. Именно поэтому второго ребенка я хотела бы родить там же и у того же врача.
И еще крайне важно, что Лёню ко мне пускали каждый день :)

Таким Платон был в роддоме:





А таким стал в 9 месяцев:

Tags: Семейный фотоальбом
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments